Письмо 23. 24 февраля 1933 г.

Мир тебе и бл<агословени>е Божие,
чадо мое, М<ать> К<сения>.

Г[оспо]дь тебя да простит, и меня грешного прости. Мы все беспокоились за тебя, что от тебя давно не было писем, а дело объяснилось: всю 1-ю седм<ицу> ты была с нами, поэтому и не скучала о нас.

О твоей службе думается: если предвидится сокращение и тебя, то можно и в буфет, только ведь эта служба не государственная? а это не выгодно[1]. Но к[а]к Г[оспо]дь! Молись за Гр-х и за меня: опять скорби — отобрали у них карточки — молись, чтобы перенесли по-христиански, ибо в этом все (см. Мф. 106 зач<ало>)[2]. «Елико сотвористе единому от сих меньших — Мне сотвористе» (Мф 25:40–45). Прости.

Г[оспо]дь с тобою.

24/II 33 г.

[1] Очевидно, потому, что не будет способствовать восстановлению в правах.

[2] Мф 25:31–46 – Евангельское чтение в неделю о Страшном суде.


Предыдущий документ / Следующий документ