Письмо 17. 9 августа 1932 г.

Мир тебе и бл<агословени>е Божие, чадо мое, М<ать> К<сения>.[1]

К тебе (и к Н. Э. и к М. И.) скоро приедет высокий гость — наш Вл<адыка> и Андрей[2]. Как твои дела с комнатой? Если Вл<адыка> будет заставлять продавать — не берись — отговорись неумением. Тебя благодарят м<ать> Евп<раксия> и м<ать> С<ергия> за сшитые платьица и с любовию их носят. А в настоящее время м<ать> Евп<раксия> очень занята — артельной работой[3], оч<ень> серьезной, дали 10 шт<ук> флан<елевых> фуфаек «ко<в>бойки»[4] для спорта, оч<ень> толстых и сложного фасона, и из них 5 шт<ук> взяли для модели и все не нахвалятся на исполнение (шитье м<атери> А<га>ф<оны>), но м<ать> Евп<раксия> много уже преуспела: каждый день ходила в артель и все толково объясняла — помоги им, Г[оспо]ди! Кв<арти>ра моя была уже слажена, оставалось только переехать, но за мои грехи все должно было рухнуть и превратиться в ничто. Начинай сначала… Помолись. Прости.

Т<вой> д<уховный> о<тец> и н<едостойный?> ст<арец,> гр<ешный> и н<едостойный> с<хи>а<рхимандрит> И<гнатий>.

9/VIII <1932 г.>

 

 

[1] В левом верхнем углу приписка: Бл<агословение> Н. Э., О. П. и Гр. и А. Н.

[2] А.Л. Безруков (1907–ок.1939), в монашестве – Филарет, духовный сын о. Игнатия, погиб в заключении.

[3] Монахиня Евпраксия (Трофимова; 1901–1979) – старшая по постригу в общине о. Игнатия, регент левого хора Высоко-Петровского монастыря. Поскольку регентство м. Евпраксии для советских органов не было полноценной трудовой деятельностью и чтобы не оказаться в числе нежелательных элементов и не быть высланной из Москвы, она состояла членом артели портных и брала заказы по шитью на дом. Однако поскольку она ежедневно была занята на богослужениях, м. Евпраксия не имела времени шить сама, и в этом ей помогали ее духовные сестры.

[4] «ко<в>бойки» — вписано.


Предыдущий документ / Следующий документ