Письмо 10. 31 мая 1932 г.

Мир тебе и бл<агословени>е Божие,
чадо мое прелюбезное, М<ать> К<сения>!

Спасайся о Г[оспо]де, спасайся: дни, часы и минуты неудержимо летят в вечность… и для нас все ближе и ближе становится конец нашего земного бытия — душе моя, восстани, что спиши? воспряни, да пощадит тя Христос![1]

У нас на Б<ольшой> Д<митровке>: все покойнички: 24/V я отпевал м<ать> И<оанну>, 28/V другие отпевали Наташи отца — доктора Ив<ано>ва, 29/V о<тец> Герм<ан>[2] отпевал мать Ариадны — Евгению. Что же ты, болезная, не присылаешь Аг<афоне> пиджак — ведь ей ходить не в чем, поторопись, пожалуйста. Передай от меня благодарность за поздравление М. Р. (Р. М.), И. Э., А. П. и Гр. и себе, а также всем им от меня Божие бл<агословени>е.

Прости.

Т<вой> д<уховный> о<тец> гр<ешный> и нед<остойный> С<хи>А<рхимандрит> И<гнатий>.

31/V <1932 г.>

[1] Ср.: Триодь Постная. Кондак Великого покаянного канона.

[2] Речь идет об архимандрите Германе (Полянском; 1901–1937) – духовном сыне епископа Варфоломея (Ремова), одном из духовников высоко-петровских общин. Был арестован в январе 1933 г. и приговорен сначала к 3-летнему, а потом в 1936 г. дополнительно – к 5-летнему лагерному сроку, расстрелян в лагере 4 ноября 1937 г. Прославлен как преподобномученик в 2000 г.


Предыдущий документ / Следующий документ