Письмо 92. 23 июня 1938 г.

# Дорогая и родная племянница моя, Варя с домашними твоими, здравствуйте!

20/VI получил твое письмо от 13/VI и благодарю за поздравление и пожелание, а прошу прощения за неутешительное мое письмо — пр<ости>. Приветствую тебя уже отдышавшую чистым воздухом ………………………………. Посылку с лекарствами еще не получал. Очень утешился Чистыми и Честными Устами[1] — спасиБо! Уже около 10 дней сижу с завязанными руками — получил ожог (с нарывами) от солнца 13/VI в 11 часов дня — во время пути остановился 2 раза минуты на 2, на 3 — лечу примочками перекиси марганца — воспаление еще есть[2]. Ф<едору> Ф<едоровичу> кланяюсь как и всем вам. …………………………………………………………. ………………………………………………………………………………………………………………. ………………………………………………………………………………………………………………. ………………………………………………………..пр<ости> за сам<оо>пр<авдание>. И<ван> Т<имофеевич> кланяется. Как будто разрешены свидания, но только рабочим, а нерабочим только на вахте, что будет в конце июля. Как чувствуешь себя и тетя К<сения> после отдыха — ……………………………………

Простите.

23/VI Любящий тебя твой дядя.

[1] В очередном письме духовные дети старца приводили следующие слова: Рекоша чистая и честная уста: разлучения вам не будет, о друзи! Аз бо на Отчем вышнем престоле соседя, излию Духа, возсияти желающим благодать независтную. — Триодь Цветная. Неделя Пятидесятницы. Утреня, канон (второй), песнь 1.

[2] Тяжелые солнечные ожоги (до волдырей) — также проявление пеллагры.


Предыдущий документ / Следующий документ