Письмо 61. 9 мая 1937 г.

# Дорогая и родная племянница моя, Варя с домашними твоими, здравствуйте!

Вчера (8/V) получил твою открытку (опять открытка! прости неблагодарнаго!) от 4/V, а на днях — поздравительное письмо от 26/IV и за все, за все благодарю! Из них я вижу, что твои письма получаются мною аккуратнее, нежели мои тобою, например, получила ли ты мое поздравительное письмо? Посылки твои, как от 25/III, так и от 22/IV, мною получены — 1-я — 5/IV, а 2-я — 2/V, о чем я в свое время извещал тебя и благодарил (во 2-й посылке белой рубашки не было); также и о П. А. все подробно писал, и новом помощнике — И<ване> Тим<офеевиче>, и что у меня нет ни одного конверта. Кто такой однофамилец Ал<екса>ндр слег в больницу? Радуюсь, что живы и здоровы и сострадаю вашему обременению в трудах… Пurgу и его собрату мой молитвенный привет. Еще раз привет с 30/IV. Жалко, что ты стала писать очень кратко — работа мешает? Как поживает Н<ико>ла и Вера и Ф<аня>? Читать нечего. Как твое мнение о 8 и 9/V ст. ст. и вообще об этом предмете? <…> Итак Красный Крест велел исполнить: «к Тебе возведох… дондеже ущедрит ны»?[1] (Пс 122:1–2) За пожелание мира благодарю и о ниспослании его молитвенно прошу. Простите.

9/V 37 г. Любящий тебя твой дядя.

[1] То есть ‘Красный крест снова не дал окончательного ответа?’. О. Игнатий понял, что попытки добиться освобождения через Красный крест не увенчаются успехом, и просит подтвердить эту мысль.


Предыдущий документ / Следующий документ