Письмо 45. 5 февраля 1937 г.

# Дорогая и родная племянница моя, Варя с домашними твоими, здравствуйте!

31/I получил твое письмо от 24/I и благодарю за поздравление. Я пока жив и сравнительно здоров. Как вы здравствуете — духовно и телесно? Пргу мой земной привет. Коля Гр. под особым промыслом Божиим: «душа и тело страждет», по апостолу, — «да дух спасется» (ср. 1 Кор 5:5), а я его каждый день молитвенно вспоминаю. Так ли я высчитал: начало Trиodи[1] — 8/II? Как тетя Кс<ения>? Продукты наши, кроме пшена и постного масла, при самом исходе, особенно сахар. О последствиях осмотра пока еще ничего не слыхать — как обстоит дело В<асилия> Дм<итриевича> в + <= Красном кресте>? Ж<еню> с бабушкой[2] благодарю за поздравление и за будущий медок, а о валенках и о плохой шубе сейчас пока помолчим хотя бы до июля, а то, вероятно, на днях уже появятся цветы — а она о шубе — как-то не идет… Спаси в<ас> в<сех>, Господи. Простите. П. А. кланяется.

5/II 37 г. Любящий тебя твой дядя.

[1] Начало Постной Триоди, неделя о мытаре и фарисее.

[2] Зд. бабушка — незнакомая о. Игнатию и сестрам ссыльная, с которой монахиня Агафона жила в одной землянке.


Предыдущий документ / Следующий документ