Письмо 38. 17–22 декабря 1936 г.

# Дорогая и родная племянница моя, Варя, с домашними твоими, здравствуйте!

12-го/ХII получил твое письмо от 7/ХII и премного благодарю дедушку Г<урия> за хорошия слова, а тебя за писание. Всяким образом не ложь-ли? предаюсь воле Владыки моего, но боюсь, «да не ята будет душа моя» (точнее — ум мой) и проч. (ср. Пс 7:3) ибо — «како имам избыти от гр<еха> — гр<ехолюби>в сый?!» Вот, смотри: о чем говорит это множество описок?[1] У Вали ведь не первая беда на голову… пройдет с Божией помощью.

17/ХII — посылок все нет, все подобралось, осталось: 1/2 м<ешочка> крупы, 1 банка маслин и чеснок и 3 рубля — думаю призанять у В. А. <…> В хлопотах можно настаивать и на спец-лечении, чтобы по крайней мере остановить болезнь.

Еще мысль: не ехать-ли М. Ев<праксии> к маме[2] к ночи под 25/ХII, но как Миша? жаль его: останется в такой день без службы!.. Решай сама — Божие благословение на обоих сроках. Господь с вами. Простите.

17/ХII Любящий тебя твой дядя <…>

[1] не ложь-ли?; не; будет; имам вписано над строкой.

[2] То есть к о. Игнатию.


Предыдущий документ / Следующий документ