Письмо 30. 16 октября 1936 г.

# Дорогая и родная племянница моя, Варя, с домашними твоими, здравствуйте!

12/Х получил твое письмо (от 6/Х), а вчера (15/Х) получил продуктовую посылку и за все, за все вас благодарю. Теперь еще жду отепления, которое по разным обстоятельствам может потребоваться на всякое время и на всякий час[1]… Маше надо бы поучиться. За поздравление благодарю, взаимно и М. Е<впраксию> поздравляю с 1/Х, духовно торжествуя с ней. Ф. М. Ченцов[2] получил досрочное освобождение и завтра с провожатым уезжает домой — жди от него письма; также в скором времени ожидается освобождение и моего П. А. и я останусь на в<олю> Вс<евышнего>. О. И<оан>н ушел — куда и Владыка его Н<иколай>[3]. От всей души благодарю за заботы и молитвы обо мне дедушку Г<урия> и дядю Н<икиту> и впредь прошу их не оставить. Погода стоит у нас холодная, помогает еще одеяло, а то… простите, Господа ради — не застрахован, пожалуй, и я от какой-нибудь поездки отсюда, но как <изволит> Господь и Владыка. Продукты пока еще все есть, а также и с сахаром сухарики. Стомах мой все еще действует ненормально, хотя и ближе к ней <к норме>, нежели прежде, и за то слава Богу.

Простите. Всем благословение Божие. <нрзб.> Поклон дедушке Петру.

16/Х Любящий тебя твой дядя.

[1] Ср. Иже на всякое время, и на всякий час, на небеси и на земли покланяемый и славимый, Христе Боже… — Малое и великое повечерие, Полунощница, Часы.

[2] Соузник, о котором больше ничего неизвестно.

[3] То есть переведен в другой лагерь.


Предыдущий документ / Следующий документ