Письмо 24. 27 августа 1936 г. (н. стиль)

# Дорогая и родная племянница моя, Варя, с домашними твоими, здравствуйте!

25/VIII получил твое письмо от 19/VIII и благодарю за поздравление, а вчера (26) получил и посылку, за которую, а также и за предупредительность премного благодарю; в посылке все в целости, только в одной бутылке с маслом пробка была слабовато <вставлена> и ложки 2 масла просочилoсь в крупу — но это неважно, благодарю за яблочки — освященныя? Мы (оправдываюсь) всеі варим — что можно варить, а последнее время занялись покупкою винегрета, и сыты бываем. <…> Напиши дедушке Гур<ию>, что я от всего сердца благодарю его за все и впредь прошу не оставить. А чем больна Ф<аня>? Нику и Ж<еню> не забывай письмами, его я поздравляю с 12/VIII. Тетя Кс<ения> насчет отдыха неисправима!? 6-я песнь конечно пророка И<оны> полная[1]. <…> Теперь как насчет теплого пальто — оно уже не лишнее. Возвратились ли из Крыма?[2] Молись, чтобы увидеть дни благи. Мир — в<ам>. Простите.

27/VIII н. ст. Любящий тебя дядя. <…>

[1] О. Игнатий объясняет, что его душевному состоянию соответствуют не только первые, скорбные, стихи пророческой песни, но и заключительные, в которых говорится о хвале и исповедании.

[2] Речь идет о духовных детях о. Игнатия, ездивших в Крым.


Предыдущий документ / Следующий документ