Письмо 2. 12 октября 1935 г.

# Досточтимейшая Александра Вас<ильев>на[1], мир тебе и б<лагословени>е Божие!

Пишу 2е <письмо> с места, кот<орое> дал мне Г[оспо]дь, но на долго ли — не знаю… Как ты теперь живешь со своей матерью?[2] и вообще что теперь делаешь? У меня к тебе просьба (исполни ее, конечно, с разрешения своей мамаши): купи рыбы[3], какую мне присылали в вареном виде (белуга или осетрина не знаю)[4] и приготовь тако: сырую острым ножем разрежь на тонкие ломтики, как<и>е надо положить на лучинки на противни и сушить в вольной печке или шкафе, а потом смолоть на кофейной мельнице, а если не будет молоться — оставить в сухих пластинках и так прислать. Еще пришлите (поскорее): тонкой вермишели, сухих овощей[5] для щей или супа, а если в продаже нет, то сама возьми очищен<ную> картошку (и др. овощи), нарежь ломтиками и высуши — как писано выше. Еще: чесноку (побольше), сухих грибов[6], луку (немного), слив<очного> масла (побольше и в какой-либо посуде), сухарей чер<ных> и бел<ых> или московских, помидоров (в банках или в виде пастилы — о. Никиты), сахара колотого[7], баранок, чаю, конф<ет> — вот что можно прислать — (см. пометка: + означает 1-ю очередь). Еще: теплые штаны (старые), мою мех<овую> шапку, вяз<аные> перчатки, носки шерст<яные>, зубн<ую> пластинку (с крючками), а которая со мной — уже починена в Б<утырской> больнице. Сообщите, правильно ли я помню адрес в Арз<амасе>: Рыковская ул. д. 78 — так? У меня мысль: больше в М<оск>ву не ехать, да вероятно[8] и нельзя будетъ*)[9]. Я слышал, что Alexѕj ̓Αλέξιος <= Алексис> уже ўrcierљoj <= архиерей> и настоятель[10], т<о> е<сть> то, чего хотел… не знаю верить, чи ни? О. З<осима> получил шапку[11]? И что о. Н<ики>та[12]? Не писал ли в Астрах<ань> о. Митроф<ану> Серебр<енникову> — напишите ему обо мне и соберите чего-нибудь, он очень любит прянички и вообще сладкое. Чадца, стремитесь к горнему, касаясь дольняго поколику того требует телесная нужда. У меня на полу под книжн<ыми> полками лежит месячная минея за декабрь, в лист, без переплета, если это так, то разреж<ь>те ее на две половины и вторую из них, //

так с числа 15, 16 — пришлите ко мне во второй или третьей посылке. Хотя теперь я и лишен того, к чему стремился (признаться — плоховато) всю жизнь — «еже жити ми в дому Г[оспо]дни вся дни живота моего»… (Пс 26:4) и проч.[13] (пс<алом> XXX) и чего не лишены вы (см. также пс<алом> «Коль возлюбл<енна>» (Пс 83:2)) — но Он близ… и Сего никто и ничто не отнимет, кроме допущенного по воле нашей — нерадения. «Велий еси, Г[оспо]ди, и чуўдна дела Твоя и ни едино слово довольно будет к пению чудес Твоих»![14] Еще пришлите с 1-й посылкой пару и небольшой замок. Сходи, м<ать> Ев<праксия>, на б. Сп. и скажи ему лично все. Сушилку отправь в Туч<ково>. В словах хранитесь. Путь сюда был бы возможен тебе, Вар<вара> С<ергеевна>, как моей племяннице, через 6 мес<яцев>, но он пока закрывается моим нахождением в лазарете, как инвалида. Путь такой: поезд (№ 66) казанский (билет до ст<анции> Шатки), в 11 1/2 ч. ночи, ехать до ст<анции> Арз<ама>с I (город)*<*>), где надо зайти к Лизе, т[а]к к[а]к на Шат<ки> поезд идет около 7 ч. у<тра>, в Шат<ки> приходит около 9 ч. у<тра>, а в 10 ч. у<тра> по узкоколейке (билет 8 р. 90 к.) до самого Сарова — куда приходит около 8 ч. в<ечера> и здесь драма: кругом тьма, станция — тесная изба, полная лапотного народа, ожидающего утра… будешь и ты ждать утра, но пока… в Москве…

Мой адрес: Местечко Саров Мордов<ской> обл., Сарлаг НКВД, лазарет, заключенному N.

12/X Простите. Г[оспо]дь со всеми вами.

*) Прошу проверить ее к[а]к у нашего Вл<адыки>, т[а]к и Вл<адыки> Арз<амасского>[15].

*<*>) сначала будет ст<анция> Арз<амас> тов<арный>[16].

[1] Александра Васильевна (ниже: Саша) — одна из старших сестер. См. о ней Монашество последних времен. — С. 99–100. Не все письма о. Игнатий отправлял по адресу монахини Евпраксии. На почтовых карточках (конверты не сохранились) встречается и адрес В. Д. Малахова (см. ниже).

[2] Матерью здесь названа монахиня Евпраксия.

[3] Над словом рыбы поставлен +.

[4] не знаю вписано над строкой.

[5] Над словами вермишели и сухих поставлены +.

[6] Сухих грибов вписано над строкой. Над словами чесноку и грибов поставлены +.

[7] Над словами сухарей, помидоров, сахара поставлены +.

[8] вероятно вписано.

[9] Статьи 20 пункт ж) и 35, 36 УК РСФСР предусматривали в качестве “меры социальной защиты» “удаление из пределов РСФСР или из пределов отдельных местностей». Обычно, осужденный не имел права жить в ряде крупных городов. См. Уголовный кодекс РСФСР. С изменениями на 1 июля 1935 года. М., 1935. — С. 9, 13–14.

[10] Епископ Алексий (Виктор Михайлович Сергеев; *1899–†1968), по воспоминаниям прихожан Петровского монастыря, сыграл роковую роль в жизни их общины. Рукоположен во епископа 20 мая 1935 г. в храме Рождества Богородицы в Путинках. См. П. У. Архиепископ Алексий. [Некролог] // Журнал Московской Патриархии. № 6. 1968. — С. 31–32; Монахиня Игнатия. Высоко-Петровский монастырь… — С. 125 и там же прим. 1; Протоиерей Владислав Цыпин. История Русской Церкви. 1917–1997. М., 1997. — С. 721.

[11] То есть митру, то есть сан архимандрита. Игумен Митрофан, старец Высоко-Петровского монастыря, отказываясь от этого сана, сказал владыке Варфоломею: “Нет уж, владыка, ты на меня эту шапку не надевай» (сообщено О. А. Кавелиной).

[12] Об оо. Никите и Зосиме см. гл. “Зосимова пустынь и старчество».

[13] и проч. вписано.

[14] Начальные слова молитвы Великого освящения воды. См. службу Святого Богоявления (Минея, 6 января).

[15] Приписка внизу первой страницы.

[16] Приписка внизу второй страницы.


Предыдущий документ / Следующий документ