Письмо 9. Февраль 1941 г.

Маслина 1941 г.[1]

+[2]

Мир и Божие благословение да будут с тобою дорогое мое чадо! Спаси тебя, Господи, за старание хотя немного восстановить упущенное прежним нерадением. Хотелось бы в будущем видеть еще большую точность и простоту откровения. Ты пишешь, что были помыслы о семейной жизни, а после называешь это грязью. В семейной жизни и браке нет грязи даже в плотских отношениях, но если тебе, девушке, мысленно представлять плотские отношения, то это мысленный блуд и грязь. Надо с этим бороться и круто пресечь. Раз ты даешь своему воображению такую волю, что сочиняешь целые романы, то необходимо об этом говорить подробно, чтобы было по-настоящему стыдно и от этого стыда пропала бы охота сочинять подобные вещи. Ты это сама понимаешь, знаешь, как тягостен[3] такой навык, поэтому не жалей себя в откровении. Ты знаешь, что я, хотя и сам немощен, с радостью и любовью понесу твои немощи. Христос да укрепит тебя и Матерь Божия покроет своим заступлением. Если Бог благословит и живы будем, то приедешь в Востр<яково>[4] на Прощеное Воскресенье. Подробнее скажет С. С.

Прости и помолись о нед<остойном> о<тце,> мног<огрешном> и<еромонахе> Ф<еодоре>.

 

Поторопись достать, если можно через Киру am<нрзб.> по 0,5 для С. С. А то она не заказывает в аптеке. Кире можно будет назначить или в среду на 1-й неделе <Поста> или на 3-й неделе, как ей удобней, только чтобы постаралась пораньше освободиться.

[1] Вписано карандашом адресатом. На обороте также карандашом: «Февраль 41 г.».

[2] В документе правее: «2» с росчерком и многоточие.

[3] Далее зачеркнуто: «подобный».

[4] На станции Востряково Павелецкого направления Московской железной дороги жила сестра о. Феодора О.П. Богоявленская, в доме которой он иногда встречался со своими духовными детьми.


Предыдущий документ / Следующий документ