Письмо 12. 14–19 апреля 1941 г.

1941 г. Страстная н<еделя>[1]

+

Мир и Божие благословение да будут с тобою, дорогое чадо! Знаю, что тяжело у тебя на душе, и грустно видеть такое твое состояние в дни страстной седмицы. Но в воспоминаниях этих дней ты найдешь и исцеление твоего недуга. «Грядый Господь на вольную страсть нашего ради спасения»[2]. Он все отдал нам, «истощил» Себя, а мы даже близким нам не поступаемся ничем, оберегая себя. Тебе тяжело, а почему ты не думаешь, что Нине еще тяжелее было и за дочь, и за мужа. Ты тяготишься присутствием Аркадия в вашей семье, а ведь все-таки у вас семья, а он один, ему-то еще труднее приспосабливаться ко всем вам. Пойми, что надо думать не о том, что тебе тяжело, а чтобы с тобой не было тяжело. Когда ты к этому будешь стремиться,

то будет легче и тебе и другим.

Ты говоришь, что Аркадий отпускает ядовитые фразы. Но ведь ты первая начала. Тебя в нем многое раздражает, и ты это резко проявляешь. Подумай надо всем этим и попроси помощи Божией, чтобы Господь открыл тебе путь к самоограничению – отречению. Прости.

[1] Вписано карандашом адресатом.

[2] Начальные слова отпуста богослужений первых трех дней Страстной седмицы.


Предыдущий документ / Следующий документ