Слово по пострижении монаха Германа (Полянского). 4 марта 1926 г.

Просмотр в формате pdf

По пострижен<ии> мон<аха> Герм<ана>.

  1. III 26 г.

 

Брат! Божественная Путеводительница привела тебя в свою Зосимовскую обитель. Ты пришел туда и там от суеты мира, от лжи так называемой культурности потянулся к старцам, к их простоте честной и правдивой. Ты почуял, что всех их, а с ними и меня грешного, объединяет один дух батюшки о<тца> Германа, нашего общего старца. Тебе не пришлось непосредственно учиться у него, но ты почувствовал эту великую силу, в тишине совершавшуюся, почувствовал ее во всей незаметности, во всей ее глубокой скрытости от взоров людских… И вот теперь тебе наречено его имя и, конечно, это — на пользу тебе. Как сам батюшка никогда не возносился, как его обыкновением было всегда себя осуждать, окаявать, так это пусть будет и твоим обыкновением. Не рассеивайся. Обычно мы смотрим по сторонам, за другими, и от этого нам некогда следить за собою. Видим грехи других, а своего-то не замечаем, так как, конечно, нельзя делать того и другого вместе. Внимай поэтому себе (Втор 15:9), всяким хранением храни, блюди свое сердце, этот источник жизни, это средоточие ее (Притч 4:23). Понимай, как это понимал и до сих пор сонм подвижников, как понимал это и приснопамятный батюшка, — что монах есть понуждение естества всегдашнее[1]<.>

 

Примечания

[1] Ср. “Авва Макарий сказал брату Захарии: скажи мне, в чем заключается дело монаха? <…> Захария сказал: авва! по мнению моему, монах — тот, кто постоянно понуждает себя на заповеди Божии”. — Отечник. Избранные изречения святых иноков и повести из жизни их, собранные Епископом Игнатием (Брян­чаниновым). СПб., 1891. С. 133.

На этом месте в оригинале текст обрывается. Нет ни заключительного Аминь, ни завершающего знака препинания, ни двух горизонтальных черт разной длины с точкой под ними, — знака, которым отмечен конец всех проповедей в этой тетради.