Записка 22

+

Очень тронут твоим милым письмом. Смиряйся, родная! У тебя очень хорошее – доброе сердечко! Желаю тебе укрепляться в ревности к молитве. Храни тебя Христос! Тане Ф. мир и благословение. Хорошо, что читаешь письма старца о. Анатолия. – А умереть когда нам? – Божье это.

Исповедуйся у о. Д. Я удивляюсь, что раз я дал тебе святыню на сохранение, кто может тебя в отношении ее как-либо направлять?..

Поздравляю с Малой Пасхой и со днем Ангела основательницы монастыря вашего.

 

2/

По получении твоего письма

+

Ах, родная, если и не хотела меня упрекнуть, а упрек все же относится и в твоих рассуждениях, так обращенных, ко мне (это разъяснилось <нрзб.> , и мне не хочется на этом дольше останавливаться х)), но как мне хотелось бы другого, постепенства в добром и прекрасном так еще недавно пережитом. Что до того, что писала ты мне письма замечатель-

х) хочется твоего истинно монашеского восприятия самого

но хорошего, клятвенных прекрасных обещаний, и, увы, где … уж очень временная. Пойми, ради Христа и спасения твоего, что все это ведь на тебе же отрывается – и хорошее и худое соответственно. Действительно, как и сама пишешь отравление[1], а то – в общении с отцом своим – исцеление в лучах Божиих. Прости. Крепись. Смиряйся! Спасайся, родная.

 

Примечания

[1] Читается предположительно.


Предыдущий документ / Следующий документ